Как избавиться от хаоса, вернуть радость и сохранить теплые отношения в семье с помощью методов построения бизнеса

Как избавиться от хаоса, вернуть радость и сохранить теплые отношения в семье с помощью методов построения бизнеса

Какая она — счастливая семья в современном мире, в мире скорости, технологий и тонны информации? Брюс Фейлер однажды обнаружил, что его семья переживает не лучшие времена. Более того, он даже не понимал, к кому обратиться за помощью — педагогическая литература будто застряла в прошлом, обсуждения в фейсбуке ни к чему не приводили, а подходы к воспитанию либо противоречили друг другу, либо просто оставались банальными советами, не способными отвечать современным запросам. Что же он предпринял? Он решил обратиться за советом к экспертам из самых разных областей, внедрить agile подход, создать «список, избавляющий от списков». И после экспериментов, интервью и собственных поисков Брюс пришел к очень неожиданным и эффективным способам оптимизировать в семье все, что только поддается улучшению, и нашел то, что объединяет совершенно разные, но одинаково благополучные семьи. Фейлер обещает, что большинство идей, собранные в его книге «Agile в семье. 200 смелых и свежих идей», которая недавно вышла в серии «Академия Альпина.Дети», читатель никогда не встречал ранее, но обязательно сможет убедиться в их эффективности. Проверим?

Agile в семье. 200 смелых и свежих идей, Брюс Фейлер

Напряжение нарастает всю неделю. Один ребенок отказывается заправлять постель. Второй никак не отложит свой iPhone.

— Разве не твоя очередь выносить мусор?

— Эй, я же просила, перестань брать мою жвачку!

— Мамааааааааа!

К вечеру воскресенья вся семья жаждет покоя.

Наступает семь часов вечера, и солнце начинает садиться над городком Хидден-Спрингс с населением 2280 человек, расположенным к северу от Бойсе, столицы штата Айдахо. Две лошади скачут по горному серпантину. Какие-то подростки заканчивают игру в бейсбол на одной из улиц города. Но внутри трехэтажного дома цвета карамели в неоклассическом стиле шестеро членов семьи Старр приступают к самому важному делу: еженедельному семейному собранию.

Это типичная американская семья с характерными для нее проблемами. Дэвид, лысеющий толстяк с усами и бородкой — инженер-программист. Он принадлежит к новой породе неравнодушных отцов, которые постоянно возятся со своей семьей. У него синдром Аспергера (Синдром Аспергера — одна их форм аутизма, характеризующаяся серьезными трудностями в социальном взаимодействии, а также ограниченным, стереотипным, повторяющимся репертуаром интересов и занятий. — Прим. ред.), из-за чего ему трудно считывать эмоции других людей. Дэвид и его жена Элеанор представляют собой любопытную пару, потому что она крайне экспансивная женщина, эдакая мать-земля с волосами цвета пламени, которая готова поделиться со всеми соседями своей любовью и свежеиспеченным хлебом из кукурузной муки. Спустя несколько лет после их свадьбы Дэвид прошел тест на восприятие эмоций и набрал 8 баллов из 100, Элеанор же набрала 98. «Как мы вообще находим общий язык?» — удивлялись они.

Эти полные противоположности за пять лет произвели на свет четырех детей — Мейсона (которому сейчас 15), Каттера (13), Изабель (11) и Боумана (10). У одного был синдром Аспергера, у другого — синдром дефицита внимания при гиперактивности; один был пофигистом, а другой отличался заниженной самооценкой; один был лучшим учеником в математике и давал частные уроки в одной части города; другой отлично играл в лакросс и тренировался в другой части города. «Мы жили в полном хаосе», — говорит Элеанор.

Как и многие родители, Старры оказались в западне между гармоничным и радужным семейным бытом, который они мечтали построить, и той взрывоопасной изматывающей обстановкой, в которой существовали в действительности. Эта разница казалась особенно громадной в утреннее время, когда дети просыпались, и за час до того, как они укладывались спать, — зоны боевых действий современной семейной жизни.

Когда вы живете в доме, где шесть человек пытаются почистить зубы в одно и то же время и все ссорятся, никто не может быть счастлив, — говорит Элеанор. — Я пыталась руководствоваться философией “люби их, и все наладится”, но это не работало. И в один прекрасный день я поняла, что не могу больше это терпеть.

Это было в тот день, когда Дэвид попросил детей описать их маму. Все как один сказали: «Она много кричит».

Однако то, что предприняли супруги Старр, было удивительно. Вместо того чтобы обращаться к своим родителям и друзьям или пытаться найти совет в книгах и телепередачах, они прибегли к тому, с чем работал Дэвид. Они изучили суперсовременный подход, называемый agile, который быстро получил распространение во всем мире — от автопроизводителей в Японии до разработчиков программного обеспечения в Кремниевой долине. Agile — это система групповой динамики, в рамках которой рабочие организуются в небольшие команды; каждая команда по утрам проводит короткое совещание, а в конце недели устраивает более продолжительное собрание, чтобы обсудить результаты работы. В компаниях эти собрания называют «анализ и ретроспектива»; дома Дэвид и Элеанор Старр именуют их «семейными собраниями».

Как в 2009 г. написал Дэвид в своем авторитетном докладе «Agile для семей», еженедельные семейные собрания улучшают взаимодействие, повышают продуктивность, уменьшают стресс, а кроме того, благодаря им всем нравится «быть частью семейной команды».

Мы с Линдой позаимствовали agile-концепцию и применили ее в общении с нашими дочерьми. Вскоре мы поняли, что еженедельные семейные собрания — самая эффективная идея из реализованных нами за все то время, что прошло с рождения наших детей. Эти собрания стали центральным элементом, вокруг которого мы выстраивали свою семейную жизнь. Они преобразовали наши отношения с детьми и друг с другом совершенно неожиданным для нас образом.

И собрания эти длились каких-то 20 минут.

<…>

Ссорьтесь с умом

Гарвардское руководство по решению конфликтных ситуаций

Ссора обычно развивается по следующему сценарию. Линда входит в мой кабинет вскоре после того, как девочки ложатся спать. У нее был тяжелый день. Утром она опоздала на работу из-за дочек; в офисе было крайне напряженное совещание; ей не удалось найти няню на вечер субботы, а теперь еще нужно подготовить презентацию к завтрашнему дню.

Мой день прошел не намного лучше. Все утро я пытался починить переполненный унитаз; переговоры по телефону окончились безрезультатно; я целый час висел на трубке, общаясь с доктором моего отца, а теперь должен работать за полночь, чтобы успеть в срок.

— Нам есть что обсудить? — спрашивает Линда.

Вам наверняка знаком этот взгляд, когда ваша жена смотрит на вас, улыбаясь и подмигивая, и в ее глазах читается немой вопрос: «Ты сегодня пораньше придешь в спальню?» Так вот, это не такой взгляд. Скорее, это взгляд, который говорит: «Мне нужна колоноскопия?»

— Да, — отвечаю я. — Мы многое должны обсудить.

Линда садится и скрещивает руки на груди. Я кладу ноги на стол. Застывшие в этих позах, мы напоминаем двух борцов, чьи тела оголены и намазаны маслом; достаточно малейшей шпильки, чтобы мы оба вышли из себя.

Я называю эти стычки «ссоры 7:42». В это время дня нам приходится разбираться со всеми наболевшими вопросами. Кто встанет пораньше вместе с детьми? Кто забронирует билеты на самолет на День благодарения? Кто купит молоко для блинов в выходные? Кто дождется дома прихода кабельщика? Кто закажет новые защитные щитки для голени? Кто сегодня вечером выберется позаниматься спортом? И, кстати говоря, я когда-нибудь снова увижу тебя голой?

Сегодняшнее светопреставление касается грядущего дня рождения девочек. Линда хочет подать пиццу, я — соленые крендели.

— Мы должны накормить детей, — настаивает она. — Их родители на это рассчитывают. Кроме того, ты никогда не ходишь на дни рождения, что ты вообще можешь об этом знать?

— Но мы и так потратим целое состояние на кукольный спектакль, — возражаю я. — Пицца — это неоригинально. К тому же праздник начнется в десять утра. Мы можем просто подать снеки?

После 15 минут ни к чему не ведущего спора Линда скрещивает руки на груди и закатывает глаза. Я всплескиваю руками и качаю головой. Наконец она встает и выходит из комнаты, бормоча себе под нос, но так, чтобы я услышал:

— А я сегодня так хотела посмотреть «Американскую семейку».

Когда она уходит, я без сил сползаю с кресла. Должен же быть какой-то иной способ общения? Как нам наладить семейную жизнь, если каждый вечер мы в очередной раз чувствуем себя несчастными?

Любовь во взгляде

Ссоры. Они случаются в каждой семье, но у тех, кто ссорится с умом, больше вероятности прийти к счастливому финалу.

Во всех семьях бывают конфликты. Но, согласно результатам исследований за последние 25 лет, то, с кем вы ссоритесь, из-за чего и как часто, имеет гораздо меньшее значение, чем то, как вы ссоритесь. Исследования подтверждают, что, как правило, ссоры в семье не перевешивают позитивных моментов, если только конфликтная ситуация обособленна, имеет конкретную причину и используется как источник роста.

Есть и другие отрадные признаки. Масштабный опрос на тему счастья в браке, проведенный Университетом Теннесси, показал, что пары, умеющие разговаривать друг с другом, счастливее в семейной жизни и в работе. Так как же нам научиться договариваться? Я попробовал применить на практике несколько наблюдений, которые сделал в ходе своих изысканий, и благодаря этому наши с Линдой домашние ссоры пошли на убыль.

Во-первых, обращайте внимание на время. Дебора Тэннен в своей книге «Я говорю это только потому, что люблю тебя» (I Only Say This Because I Love You) отмечает, что ссоры в семьях часто случаются в те моменты, когда люди либо разбегаются по своим делам, либо сходятся вновь. Когда вы собираете детей и выводите их из дома утром или возвращаетесь домой в конце дня, вероятность поссориться выше всего.

В конце 1980-х гг. два психолога из Чикаго раздали пейджеры мамам, папам и детям из 50 семей, звонили на них в разное время дня и спрашивали испытуемых, что они делают и насколько счастливыми себя чувствуют. Целью исследователей было составить эмоциональный портрет американской семьи. Они установили, что самое эмоционально насыщенное время дня — это период с шести до восьми часов вечера. Мужчины часто утверждают, что в это время они пребывают в стрессе, но, согласно чикагским психологам, эти заявления — не более чем «показуха», так как на самом деле мужчинам нравится возвращаться домой к своей семье.

Женщины же действительно в это время испытывают стресс. Особенно если приходят домой с работы. Они расценивают эти часы как апогей своей так называемой второй смены, когда нужно выполнять домашние обязанности и заботиться о членах семьи.

Для нас с Линдой 7:42 вечера — худшее время для того, чтобы говорить на сложные темы.

Во-вторых, помните о значимости слов. Оказывается, существует целый свод знаний о тех словах, которые люди используют в беседе друг с другом, и местоимения — предвестники назревающего конфликта. Джеймс Пеннебейкер, психолог из Техасского университета и автор книги «Тайная жизнь местоимений» (The Secret Life of Pronouns), утверждает, что если семейная пара использует местоимения первого лица — «я» или «мы», то это признак здоровых отношений. «Мы» — особенно удачное местоимение, потому как его использование говорит о единении между людьми. Местоимение второго лица единственного числа — «ты» — «ты всегда говоришь, что…» или «ты никогда этого не делаешь» — говорит о несчастье и неумении решать проблемы. Вывод таков: один из способов прекратить ссориться — перестать говорить «ты».

В-третьих, сводите к минимуму длительность ссоры. Любой согласится с тем, что конфликты в семье неизбежны, но они не должны затягиваться. В ссорах все самое полезное проговаривается в самом начале. Джон Готтман из Вашингтонского университета обнаружил, что самая ценная информация озвучивается в первые минуты ссоры. После этого люди зачастую просто повторяются, все повышая и повышая тон. Думайте о ссоре, как о боксерском поединке: первые три минуты задают тон всему бою. После этого вы можете разойтись по своим углам.

В-четвертых, следите за языком тела. Бокс — в данном случае хорошая аналогия. Все — начиная с того, как вы сидите, как наклоняетесь и как качаете головой, и заканчивая выражением лица — играет роль в семейных диспутах. Самым большим откровением для меня стала значимость глаз. Исследователи из Индианы несколько лет записывали супружеские ссоры на видеопленку, внимательно наблюдая за тем, как подергиваются носы, поднимаются и опускаются брови и поджимаются губы. Обратившись к тем же парам через четыре года, они сделали вывод, что чаще всего напряжение между супругами нагнетало закатывание глаз. Оно воспринимается как знак презрения, и за этим стопроцентно следуют неприятности.

Но глаза — не единственное, что может выражать неуважение: ерзание на месте, вздохи и напряженные мышцы шеи тоже стоят в этом ряду. А лучший способ немного ослабить эмоциональный накал в общении — наклоняться вперед, много улыбаться и кивать. Если все это ни к чему не приводит, копируйте позитивные жесты собеседника. Большинство людей считают, что они правы, поэтому, если вы будете повторять их действия, они инстинктивно решат, что вы тоже правы!

 

Также в серии «Академия Альпина.Дети» вы сможете найти:

  • «Подросток в доме. Когда не знаешь что сказать и как себя вести» / Ребекка Дерлейн
  • «Навыки ребенка в действии. Как помочь детям преодолеть психологические проблемы» / Бен Фурман
  • «Самооценка у детей и подростков. Книга для родителей» / Гюру Эйестад
  • «Тайм-менеджмент в семье. 7 навыков эффективных родителе» / Мария Хайнц, Алена Мороз
  • «Дисциплина без драм. Как помочь ребенку воспитать характе» / Дэниел Сигел, Тина Брайсон

 

 

Фото в тексте: Jessica Rockowitz

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.