Как вырастить билингвального ребёнка? — Добавьте эмоций!

Как вырастить билингвального ребенка, дети билингвы, билингвизм

Многие родители мечтают, чтобы их ребёнок говорил как минимум на двух языках. Желательно одинаково хорошо. Поэтому родители тратятся на детские курсы, репетиторов, языковые сады. А дети хитрые — они раз и в одночасье забывают язык, как только выпадают из нужной среды. Как это бывает, рассказывает Наталья Кузнецова, мама билингвальной с рождения девочки.

Мы – русско-американская семья, которая живёт в Лондоне. У нас есть девочка Вера, недавно ей исполнилось 5 лет. Как страстный любитель, активный пользователь и в глубине души grammar nazi русского языка, я всегда очень хотела, чтобы мы с дочерью лет эдак через десять могли обсуждать Достоевского на языке оригинала. Точнее даже будет сказать, я никогда не представляла, что может быть по-другому.

Но первые два года нашей с Верой совместной жизни выглядели примерно так:

— Вер, будешь водичку пить?
— I prefer покушать.

— Вера, ты знаешь, сколько сейчас времени?
— Эээ…
— Девять часов. Кто идёт в это время спать?
— Верушка. But I don’t want to talk about it right now.

То есть русский язык Вера прекрасно понимала, но отвечать на нём отказывалась. К двум годам я начала беспокоиться. Не надо в этом месте надо мной смеяться, пожалуйста. Это мой первый ребёнок, и как растить именно билингвального ребёнка, я толком не знала. Хотя как растить просто ребёнка, я тоже не знала, но не будем отвлекаться. К счастью, в славном городе Лондоне большой выбор русских школ и садиков, поэтому мы приняли решение разделить неделю пополам и ходить три дня в английский сад и два дня – в русский. Дочь стала петь песенки на русском языке, но говорила всё равно с трудом и с довольно сильным акцентом. Дома мы придерживались позиции «один родитель – один язык», и русского в жизни Веры было много: мама, садик и временами няня.

К трём годам, как и обещали авторы немногочисленных научных изданий по билингвизму, ситуация стала выравниваться: дочь стала разделять языки и уже почти их не смешивала. До трёх лет, объясняют нам учёные, все слова попадают в один «сосуд» в голове ребёнка, и он их не разделяет по кучкам: это – русское, а это – английское (или китайское, или армянское – подставьте свой вариант).

Период с трёх до четырёх лет мы прожили в языковом плане динамично и интересно: оба языка развивались хорошо и в звонках по скайпу бабушка умилялась, когда Вера рассказывала стишок про бабушку-бабусю. Но лидировал всё равно английский и, если Вере нужно было объяснить что-то сложное, она переключалась на английский. А потом произошло интересное.

Когда Вере исполнилось четыре года, мы уехали в Россию на шесть недель. И опять же, как обещали авторы тех самых изданий по билингвизму, среда взяла своё, и русский полностью вытеснил английский из моей любимой маленькой головушки. Вытеснил он его до такой степени, что, когда Вера вернулась домой в Лондон, она совершенно не могла говорить с папой: она плакала от отчаяния, когда не могла ответить на его вопрос, хотя очень хотела. Она обращалась ко мне, чтобы я переводила для неё. А ведь раньше было наоборот. Зато тогда я поняла, что русский прочно врос в сущность моего ребёнка: «Мам, ты прикинь, — сказал ребёнок, приехав из дома отдыха в Подмосковье, – кажется, я реально забыла английский». И ведь правда забыла.

Как вырастить билингвального ребенка, дети билингвы, билингвизм

В сентябре нам нужно было идти в школу – здесь очень рано идут в школу, – и я видела, что необходимость говорить на английском шесть часов в день была для неё огромным стрессом. Я не представляла, что так может быть, потому что этот язык всегда доминировал и был в полном порядке. Проблемы с английским продолжались примерно четыре месяца, особенно когда в школе началось чтение. Это наложилось на русский алфавит и началась сильная путаница и опять же – стресс. Мы на время приостановили занятия русским языком, чтобы стабилизировать английский.

Сегодня, отметив Верино пятилетие, могу сказать, что на обоих языках она говорит уверенно, комфортно, с пониманием контекста и ситуационных оттенков. Как человека, живущего за границей вдали от живой культуры, меня радуют вещи, на которые внутри культуры я просто не обратила бы внимания, потому что они естественны. Я мысленно сжимаю внутри себя кулачки, когда дочь произносит, например:

«Такс-такс, располагайтесь поудобнее, давайте посмотрим», – это они с подругой играют во врача. «Такс» – это очень точный оттенок происходящего и этому не учат в учебниках.

«Мама, а ты знаешь, что слово «тельняшка» похоже на слово «какашка», хахаха?» — Ура! Она слышит ритмику языка!

Однажды я нажала в фейсбуке на видео, когда Вера была рядом. «Куда намылилась?» – спрашивала одна женщина. «На оперативное задание», –отвечала вторая. Я посмотрела и забыла. Прошло недели две, собираюсь на мероприятие. Рядом крутится Вера с хитрым взглядом: «Куда намылилась? На оперативное задание?» – Контекст! Она понимает контекст! Я была очень рада этой фразе.

Я никогда не форсировала чтение и письмо. Этому несколько причин: во-первых, я считаю, что очень важно прочувствовать язык, впустить его в себя, сжиться с ним. Поэтому «намылиться на оперативное задание» для меня гораздо важнее, чем красивое написание прописной буквы «Ж» в четыре года. Во-вторых, билингвальные дети уже по определению нагружены больше. Я всегда хотела Вере дать время на то, чтобы она постигала оба языка в естественном для неё темпе, через жизнь, а не формальное обучение. В-третьих, здесь очень рано начинается школа, поэтому я стараюсь сдерживать чрезмерное раннее развитие, а не форсировать его. Сейчас, когда ей исполнилось пять, я вижу, что у неё проснулся осознанный интерес к буквам, текстам и письму – она сама берёт азбуки на обоих языках, пишет, что-то сравнивает, постоянно приходит с вопросами. Сейчас Вера может читать простые предложения на обоих языках, но иногда она все же путает буквы.

Ознакомившись с рекомендациями исследователей и опираясь на опыт нашей семьи, за эти пять лет я поняла следующее:

  1. «Впускание» в себя языка очень плотно связано с эмоциями. Не зря говорят, что дети отлично выучивают тот язык, на котором играют. Если вы хотите, чтобы ваш ребёнок освоил ещё один язык, постарайтесь сделать так, чтобы ему на нём было интересно играть, познавать, удивляться, смеяться –просто жить. Для поддержания русского мы каждое лето выезжаем отдыхать с семьями, где есть русскоговорящие дети. Я заметила, что этого запаса хватает очень надолго. Дружба творит чудеса в широком смысле слова, а в узком — она очень помогает выучить язык. У Веры есть девятилетняя подруга Алиса из Петербурга. Алиса очень ответственная девочка, поэтому в этот раз она приехала в гости с прописями. Вместе с Верой они сидели все время, и Алиса учила её писать русские буквы. И вот Алиса уже две недели как уехала, а Вера всё пишет буквы в прописях. Позитивные эмоции, общение, располагающая среда и друзья – это, на мой взгляд, главное, что нужно для развития языка в раннем возрасте.
  2. Всё, что когда-то попало в ребёнка, в нём остаётся. Даже если ребёнок не говорит на языке, это не означает, что он его не знает или не понимает. Он просто пока не говорит. Когда возникнет ситуация, которая отпустит его тормоза, вы удивитесь, сколько, оказывается, там всего было.
  3. Мы живём в хорошее время без границ, и вариантов соприкоснуться с языком – масса. Из того, что есть в нашей жизни: скайп с друзьями и родственниками, книги, говорящие игрушки, обучающие приложения на телефоне, видео детских блогеров. Я уже вижу несколько летящих в мою сторону тапок по поводу последнего пункта, но я его буду защищать: в то время как художественной ценности в этих видео немного, языковая польза огромна. Именно через эти видео Вера узнает, как говорят реальные дети. Сегодня она, например, спросила, что такое «сколопендра». Я никогда в жизни не слышала такого слова, пришлось открывать словарь. Так что видео мы разрешаем и радуемся новым словам.

У нас всё равно остались вещи, которые я не спешу исправлять, – они ужасно милые. Вера до сих пор говорит на английском «I’m going to go to the magazine» и на русском «А сколько человек в вашей фамилии?». И как ни странно, её друзья в обеих странах отлично всё понимают.

 

 

Наталья Кузнецова специально для Hipsta Mama.

 

Смотрите также:

  1. Лондон: возможность быть, кем ты хочешь.

  2. Как учатся в индийской школе.

  3. Цветение сакуры: магия цветов.

 

Источник фото: Danielle MacInnes, Diana Feil.

3 комментария

  • Наталья:

    Наталья, спасибо за статью!
    У меня вопрос — когда вы дома втроём, скажем за ужином, на каком языке вы говорите?
    Я тоже мама билингвал девочки 4,5 лет 🙂

    • Наталья Кузнецова:

      Наталья, добрый день!
      Стараюсь придерживаться английского, но если Вера начинает дурачиться или наоборот ластиться, то перехожу на русский 🙂 Опять же, эмоции — когда происходит что-то эмоциональное, то конечное, гораздо точнее и естественнее я выражаюсь на родном языке.

      • Наталья:

        спасибо за ответ! у нас примерно такие же «правила» и мы когда дома втроем, то все говорят на голландском, а когда я с дочерью вдвоем — то я стараюсь как можно больше на русском, но часто переключаюсь все же на голландский (иногда автоматически, иногда намеренно, т.к в нашей ситуации русский намного больше в пассиве 🙂 но я уверена, что приехав в Россию на пару недель это все само выравняется (если она этого сама захочет тоже)
        интересно читать похожий опыт, спасибо еще раз!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *