Алексей Марков: «Дайте мне задание, и я переверну землю»

Когда мы думаем о человеке, чья жизнь связана с присутствием в кино и на телеэкранах, первое, что приходит в голову — как им повезло. И мало кто задумывается о том, какой дисциплины, усердной работы и ограничений требует профессия актера. И в личной жизни — в первую очередь. О первой роли, хитростях перевоплощений, своем настоящем возрасте и о том, как иногда непросто быть папой двух девочек-подростков, воспитанных по своему образу и подобию, рассказал в интервью Алексей Марков, актер театра и кино, преподаватель ГИТИСа, режиссер и обаятельный злодей Майкл из телепроекта «Отель Элеон».

Моя актерская жизнь началась довольно рано. Я помню самую первую роль, которую хорошо исполнил в детском саду. Возбужденный заяц называется. Подготовка была серьёзная: мама сшила шапку с ушами из хлопка, на шорты английской булавкой прикрепили ватный хвост. Я взял из дома большую морковку. У зайца ведь должна быть морковка. Когда вышел и начал читать свою часть новогоднего стихотворения, все дружно грохнулись от хохота. Родители и воспитатели опускали глаза, а дети пальцами показывали на мои шорты, в которых что-то сильно выпирало вперёд. Стихи никто не слушал уже, и окончательно все погибли, когда я на последней строчке, как Данко, достал из кармана свою морковь и поднял над головой.

Затем были разные роли: Ноябрь в «12 месяцах», волк в «Семеро козлят», но зайчика воспитатели запомнили надолго. Морковь я съел, конечно…

Хочу прожить жизнь полностью, наслаждаться каждым мгновением. Именно поэтому у меня много интересов и я быстро увлекаюсь, особенно, амбициозными задачами. Люди постоянно спрашивают, как ты все успеваешь — и сниматься в кино, и преподавать в ГИТИСе, руководить студией в Твери, вести тренинги по всему миру, воспитывать детей? Даже теряюсь, что отвечать… Дайте мне задание, и я переверну землю. Скажи мне: руководить театром в каком-нибудь крупном сибирском городе, строить небоскрёб в Дубаи или поехали снимать кино в Антарктиде — легко могу согласиться на любой из вариантов!

Благодаря кино я многому научился. Дисциплине, например. На проекте работают от 20 до 100 человек в команде, не считая актеров, и ты просто не имеешь права их подводить. Вся съемочная группа прикладывает усилия для того, чтобы актеру было комфортно входить в кадр и он не думал ни о чем, кроме роли. Не позволяю себе опаздывать или не выучить текст. Сильно сержусь, когда другие актёры несерьезно относятся к этому. Подобное бывает редко, но больше я с такими коллегами предпочитаю не работать.

Из реальных навыков — научился собирать автомат Калашникова, руководить целой кухней/штатом поваров и носить усы.

Работа в нескольких проектах в режиме нон-стоп — это прекрасно. Актёр, как и автомобиль, не ломается, если он в работе.

Существуют разные техники для того, чтобы переключаться с одного персонажа на другой. Мне очень помогает костюм. Как только надеваю одежду героя, я уже он! Срабатывает автоматически. В телефильме «Отель Элеон» мой персонаж Майкл — профессиональный мошенник. Все как мы любим: с переодеваниями и изменением внешности. Помогли, конечно, гениальные гримеры. Появления моего Майкла в разных образах получились непохожими. Хотя случалось и такое, когда за один съёмочный день я был и итальянским мачо с бородой и усами, и чопорным английским банкиром.

Самые запоминающиеся герои фильмов, как правило, отрицательные персонажи. Мой идеальный злодей — очень злой, при этом интеллигентный. Никакой крови, только игра ума.

В повседневной жизни тоже есть место актёрской игре. Это не ощущается, как работа, и за неё не платят зарплату. В каждом из нас предустановлена способность показывать других людей, моментально, пусть и ненадолго становясь ими. Когда мы, например, рассказываем кому-то про ссору с другим человеком и о том, какие именно слова мы говорили друг другу, сами не замечаем, как начинаем копировать манеру речи своего оппонента, как будто перепрыгивая в его образ. Это и есть актерская работа. Подобных примеров много. Потребность «играть» есть у каждого человека ежедневно. Таким образом мы лучше узнаем себя.

Техникам актерского мастерства для бизнеса и повседневной жизни я обучаю людей по всему миру. Это приёмы работы со своим вниманием, воображением и телом, которые на протяжении сотен лет актеры используют, что бы излучать и чувствовать уверенность на сцене на глазах у большого количества людей.

Я долгое время не выкладывал фотографии детей в социальные сети. Сейчас им уже по 13 лет. Думаю, время пришло. Тем более, они сами активно пользуются интернетом и соцсетями. Для меня и работа, и личная жизнь — это все части необходимой публичности, только вот зона с детьми строго охраняется. Они же не выбирали быть постоянно под пристальным вниманием, поэтому я и защищал их детство, пока это было возможно.

Я и не женился, и не разводился. Мы встретились, у нас родились дети, жили вместе и, когда решили, что хватит — разошлись. Наверное, было тяжело, я сейчас помню смутно. Помню только, сели и договорились. Часто проблема в том, что люди не могут поговорить, поэтому много лет живут с чувствами обиды и гнева.

Мы очень любим наших детей, поэтому решили, что несмотря на разногласия, у девочек должны быть счастливые родители. Вместе или отдельно — не главное. Что бы в нашей жизни ни происходило, какие бы статусы мы ни меняли, мы уже навсегда родители нашим детям. Тем более мама у них невероятная: красивая, талантливая, успешная и, главное, мудрая. Счастлив, что мы дружим и воспитываем детей вместе.

Думаю, мои дочери скажут, что я отец строгий, хотя по моим внутренним ощущениям — не очень. Сейчас они стали старше и по многим вопросам мы стараемся договариваться. Недавно заметил, те приёмы переговоров, которые я использовал в общении с ними раньше, они стали применять на мне. Иногда им удаётся уговорить меня на то, против чего я категорически протестую: телевизор, соцсети, шоколад, выпечка с маргарином и тому подобное.

Я не боюсь услышать: «Пап, твоё время ушло!». Понять, что слишком велика разница между людьми с советским прошлым и теми, кто родился в 21 веке. У меня нет страха отстать от жизни. Тем более, что ощущаю себя намного моложе. Я как-то застрял в двадцатилетнем возрасте, по ощущениям, мне где-то 22 сейчас. Идеальный период в моей жизни.

Всегда на что-нибудь катастрофически не хватает времени. Мне — закончить книгу «5 способов победить страх публичных выступлений или как за один вечер подготовиться к важному выступлению». Пишу ее уже два года. Надеюсь в этом закончить.

Главная ценность в жизни для меня — тишина. В буквальном смысле — отсутствие резких, раздражающих звуков, разговоров, в переносном — рекламная тишина, лаконичность и минимализм в интерьере, в музыке, одежде. Чтобы отдохнуть, нужно выключить все каналы поступления информации в мозг. Иногда в очень загруженный день я переезжаю с одной встречи на другую и восстанавливаюсь в такси. Прошу выключить музыку, вырубаю телефон и 10 минут медитирую.

Парадокс, пока тебя знают мало, тебе кажется, что в медийности больше плюсов. Чем более известным становишься, тем больше замечаешь минусов. Точнее, сложностей, с которыми нужно мириться. Приходится отказываться от метро, а все время на машине, особенно, в Москве — неудобно. Праздники и гости превращаются в обязательный концерт. Ты лишаешься прелестей обычной жизни, Например, прогуляться по парку. При этом узнаваемость позволяет выбирать проекты и истории, благодаря которым ты хочешь изменить мир и сделать его лучше.

 

Источники фото: Любовь Родина, Юлия Шлапак, личный архив.

 

 

Читайте также:

  1. «О том, что ты писатель, тебе скажут люди»

  2. Sweet home Alabama или зачем уезжать, когда и в России все хорошо

  3. Как перестать беспокоиться и начать ныть

  4. Жизнь по ПДД

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.